×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 344
Вторник, 12 февраля 2019 10:05

Правонарушения, создающие коррупцию, неустранимы! Коррупцию не победить!

>

... Или как начинается концентрация нефтерынка

 

Первая половина названия настоящей статьи, наверное, может являться лозунгом, которым руководствуются надзорные и судебные органы Акмолинской области, никак не реагирующие на грубейшие нарушения законности, имеющие место быть в деятельности антимонопольного органа.

Буквально 17.09.2012г. на телеканале АО РТРК «Казахстан» на государственном языке было сообщено, что  по фактам антиконкурентных согласованных действий, допущенных в июне-июле 2011 года субъектами рынка ТОО «Гелиос», ТОО «ТЭК «Есиль», ТОО «Кокшетау Мунай Компани», ТОО «НПО «ЮНА», ТОО «Сокол», ТОО «Каскенов и Компания», ТОО «Жардем Ойл», ИП Свидерского В.Н., ИП Старковой Л.К., поднявшими розничные цены до 5% (запомните эту цифру, ниже вы увидите другие), антимонопольным органом было начато расследование, но однако, которое было обжаловано в Акмолинский межрайонный экономический суд.

Далее приводятся  слова начальника Акмолинской антимонопольной инспекции М. Утанова о том, что нарушений в действиях антимонопольного органа судами, в том числе апелляционной и кассационной инстанций не установлено.

Что ж, придется господину Утанову, да и всем читателям раскрыть все аспекты, озвученной  на телеканале ситуации, чтобы не была воспринята эта информация однобоко гражданами нашей необъятной страны.

Об этой ситуации еще 09.06.2011г. в номере 21 газета «Акмолинские вести» публиковала свое видение на возникающую в то время (апрель-июнь 2011 года) проблему со складывающимися  дефицитом нефтепродуктов, чрезмерно высокой рентабельностью так называемых «основных ресурсодержателей» («КазМунайГаз» и аффилиированных с ним лиц), ростом закупаемых оптовых цен на нефтепродукты, антиконкурентными действиями самих государственных органов и многом другом.

Действительно в первом полугодии прошлого года, цены на нефтепродукты неуклонно росли. Согласно официальным данным, озвученным Председателем Агентства РК по статистике А. Смаиловым 15 августа 2011 года  (ИНТЕРФАКС-КАЗАХСТАН) - В Казахстане в январе-июле 2011 года произведено 1 млн. 481,4 тыс. тонн бензина, включая авиационный, что на 15,9% меньше, чем в январе-июле 2010 года.

При этом - «На бензин цены выросли на 17,4 %, на предприятиях-производителях (нефтеперерабатывающих заводах – КазТАГ) рост составил 23%», - сказал А. Смаилов на брифинге в понедельник (15.08.2011г.).

А вот на пресс-конференции 13.09.2011г. всё тот же руководитель статагентства А. Смаилов отметил: «Если взять отдельные товары, в частности дизтопливо, то оно подорожало с начала года на 24%, а у предприятия-производителя - на 32%, бензин подорожал за указанный период на 21%, а предприятие-производитель увеличило отпускную цену на 29%» (http://ru.government.kz/site/news/2011/09/72).

Факты повышения оптовой цены с апреля по июнь 2011 года подтверждены центральным Антимонопольным органом. На Методическом совете Антимонопольного органа  16.09.2011г. были рассмотрены результаты анализа деятельности оптовых поставщиков нефтепродуктов, в том числе причины дефицита и обоснованности цен на оптовом рынке ГСМ (http://www.azk.gov.kz/rus/?cid=0&rid=1501).

Антимонопольным органом тогда констатировалось: «В рамках данного анализа рост закупа нефти в период с апреля по июнь т.г. был сопоставлен со стоимостью готовых нефтепродуктов, реализованных давальцами нефти с НПЗ. Он показал, что динамика цен на ГСМ, установленная субъектами оптового рынка нефтепродуктов, неадекватна динамике цен на нефть.

Отдельными крупными субъектами оптового рынка ГСМ, в том числе ТОО «Санойл», АО «Нефтяная компания КОР», ТОО «Refinery Company RT», при снижении закупочных цен на нефть стоимость реализации ГСМ увеличивалась.

К примеру, одной из компаний при снижении цены нефти на 20,1% была увеличена стоимость дизельного топлива на 32%, при повышении цены на нефть на 4,12% увеличена цена на бензин марки Аи-92 на 24,62% и т.д.

В данных действиях субъектов рынка ГСМ Методсоветом усматриваются признаки нарушения антимонопольного законодательства в части совершения антиконкурентных согласованных действий, выраженных в установлении и поддержании цен (ст. 11 Закона РК «О конкуренции»)».

На  этом фоне по всему Казахстану розничные реализаторы нефтепродуктов начали вынуждено поднимать цены. А там, где выполнялись протокольные решения рекомендательного характера так называемой «Рабочей группы при Министерстве нефти и газа…», возведенные территориальными антимонопольными органами в ранг нормативно-правовых актов, к примеру в городах Шымкенте, Алматы, Талдыкоргане, Петропавловске, Атырау, Актобе, да впрочем по всему Казахстану (читать СМИ за тот период) многие АЗС вынуждены были ограничить реализацию ГСМ за наличный расчет,  так как в основном ими нефтепродукты отпускались по талонам, реализованным ещё в начале года и реализация по установленным Рабочей группой розничным ценам привела бы к банкротству и концентрации рынка,  поглощению всех мелких и средних субъектов этого рынка.

Единственным островком, где в свободной продаже без ограничения осуществлялась реализация бензина и дизтоплива, был г.Кокшетау, однако по сравнительно высоким и обоснованным ценам.

Здесь возникают резонные вопросы. Для любого потребителя в идеале, конечно же, важна цена и свобода в покупке любого количества приобретаемого нефтепродукта, но когда вокруг дефицит и по низкой (рекомендованной) цене приобрести товар невозможно, а ехать нужно срочно и по неотложным делам (свадьба, встреча выпускников, вызов к больному, престарелому, похороны и т.п.), тогда, как говорится, за ценой не постоишь,  лишь бы было  где купить. Вот и получается, что было выгоднее – просто вывеска низких (рекомендованных «Рабочей группой…») цен на бензин и дизтопливо и которых фактически нет в продаже, или всё же свободная реализация ГСМ по сложившимся рыночным ценам?

Здесь необходимо немного посвятить господина Утанова М. и других государственных мужей, а заодно  и читателей нашей газеты и зрителей РТРК «Казахстан», в то, что такое рынок и рыночная цена, из чего она складывается и её функции.

Так вот в экономике «Рынок» – это сложная экономическая система общественных взаимоотношений в сфере экономического воспроизводства. Он обусловлен несколькими принципами, в частности, свободного предпринимательства, многообразия форм собственности на средства производства, рыночного ценообразования, договорных отношений между хозяйствующими субъектами, ограниченного вмешательства государства в хозяйственную деятельность, которые обуславливают его сущность и отличают от других экономических систем.

В теории экономики расписывают различное количество механизмов образования рыночной цены, это и затратный механизм, и государственное регулирование ценообразования и множество других, но основным и наиболее важным в рыночной экономике, безусловно, является «механизм» спроса и предложения на товар (услугу). Иными словами: не будет спроса - не будет предложения и наоборот.

Из теории экономики известно, что цена товара имеет несколько функций, когда цена выступает как инструмент регулирования экономических процессов.

Одной из них является функция сбалансированности спроса и предложения, суть которой сводится к установлению соответствия между объемом произведенного и предложенного для продажи товара и величиной спроса на него на рынке. Важность и значимость этой функции цены обусловлены тем, что именно она выполняет роль регулятора общественного производства. Проявление этой роли цены выражается в том, что появление диспропорции, несоответствия между предложением и спросом может быть ликвидировано в основном изменением цен.  Цена уравновешивает спрос и предложение, увязывая их с денежно-платежной способностью производителя (продавца) и потребителя. На рынках с разной степенью конкуренции, как на стороне предложения, так и на стороне спроса производители (продавцы) и потребители могут оказывать непосредственное влияние на формирование и движение цены. Так, в случае затоваривания производитель (продавец) может снизить цену, а в случае дефицита товара он, не имея возможности увеличить предложение, просто повышает цену.

Естественное взаимодействие спроса и предложения, обеспечение их равновесия на основе цен реально лишь на свободном рынке. В теоретическом плане равновесная рыночная цена формируется при таком соотношении спроса и предложения, при котором количество товаров, каковое покупатели желают приобрести, эквивалентно объему, который производители предлагают рынку.

В реальности это равновесие постоянно нарушается, а это приводит в движение инструменты, способные вернуть равновесие. Уравновешивающую функцию между спросом и предложением как раз и выполняет цена, которая стимулирует рост предложения, разгружая рынок от излишков, и ограничивая предложение при дефиците товаров.

В этой связи, учитывая законы рыночной экономики и положения норм п.4 ст.26 Конституции РК, ст.ст.10, 19 ГК РК и ст.ст.4,7,8 Закона РК «О частном предпринимательстве» о праве каждого на свободу предпринимательской деятельности, об осуществлении предпринимательской деятельности от имени,  за  риск  и под имущественную ответственность предпринимателя, о праве самостоятельно устанавливать цены на  товары (работы, услуги), субъекты предпринимательской деятельности, учитывая прогнозы на будущие поставки и обеспеченность Казахстана своими нефтепродуктами, возможность приобретения нефтепродуктов в Российской Федерации, остановку наших нефтеперерабатывающих заводов на ремонт, влекущую, как правило, дефицит ГСМ на рынке, и конечно же оптовые цены на закупаемые нефтепродукты, прилагали определенные усилия, в том числе повышая цены на нефтепродукты, для бесперебойной работы, обеспечения трудом своих штатных работников и с учетом интересов потребителей на доступ к приобретению нефтепродуктов.  Все эти действия производились без вмешательства кого-либо, и тем более без согласования с кем-то из конкурентов, устанавливая цены на нефтепродукты самостоятельно. При этом сами законы рынка диктуют, что цены у всех реализаторов могут и должны быть приблизительно одинаковые.

Возьмите любой период за последние 15 лет и проанализируйте розничные цены у разных АЗС – была ли хоть раз значительная, свыше 2-3 тенге разница между ценами, только если АЗС не принадлежали доминантам.

Да и теперь, после государственного регулирования на розничные цены, опять же у всех цены одинаковые.

Уважаемым читателям и телезрителям РТРК «Казахстан», а заодно и чиновникам в порядке ликбеза мы скажем прописную истину – до марта 2012 года рынок нефтепродуктов по розничным  ценам законодательно не регулировался, за исключением цен субъектов, занимавших доминирующее положение, а стало быть, предприниматели могли и устанавливали розничные цены с учетом себестоимости приобретения продукта и хоть какой-то рентабельности (безубыточности).

Следует отметить, что Правительство РК как то пыталось регулировать ценообразование на рынке нефтепродуктов, для чего и создало Рабочую группу по вопросу обеспечения внутреннего рынка нефтепродуктами и механизма ценообразования на ГСМ, которой с декабря 2009 года устанавливались предельные цены на отдельные виды нефтепродуктов.

Но это не соответствовало действующему на тот момент законодательству и более того, являлось прямым нарушением  требований пп.13 п.1 ст.12 Закона РК «О борьбе с коррупцией» - делегированием полномочий на государственное регулирование предпринимательской деятельности физическим или юридическим лицам, осуществляющим такую деятельность. В частности «Рабочей группе…» куда помимо представителей заинтересованных государственных органов входили и представители основных ресурсодержателей нефтепродуктов (последние из которых явно заинтересованы в ликвидации конкуренции с корыстной целью) представлялось право устанавливать предельные розничные цены (де юре это было рекомендательно, а де факто - нормативно).

Эту незаконность подтвердил сам Премьер-министр РК Карим Масимов на коллегии в министерстве нефти и газа 31.01.2011г., говоря о законопроекте «О государственном регулировании производства и оборота отдельных видов нефтепродуктов»: «Я думаю, что мы сейчас вот урегулировали, теперь нужно узаконить…» (см. http://vesti.kz/economy/76227/; http://www.zakon.kz/197497-masimov-poprosit-nur-otan-uzakonit.html; http://news.nur.kz/174949.html и другие СМИ).

Тем не менее, антимонопольный орган в июле прошлого года начал предварительное рассмотрение сведений нарушений антимонопольного законодательства, подозревая субъектов рынка г.Кокшетау в сговоре по поднятию розничных цен.

Естественно пользуясь своими правами, установленными нормами законов, учитывая, что наше Государство провозгласило себя правовым государством (ст.1 Конституции РК), отдельные субъекты рынка обратились за защитой в экономический суд для признания действий и актов антимонопольного органа незаконными.

В судебном порядке были оспорены незаконные действия и индивидуальные правовые акты государственного органа, выраженные в незаконном установлении сроков исполнения своих запросов, сделанных в ходе государственного контроля, под угрозой привлечения субъектов частного предпринимательства к административной ответственности, ограничив в праве рассматривать обращения в 15 и 30-дневные сроки; в привлечении сотрудников финансовой полиции к проверке и подписании оспариваемого Заключения, нарушая принцип четкого разграничения функций государственных органов; в запрашивании статистических информаций, непредусмотренных законодательством о государственной статистике, запрещенных ст.12 Закона РК «О частном предпринимательстве» и ст.16 Закона РК «О государственной статистике», допуская административное правонарушение, ответственность за которое предусмотрена ст.384-1 КоАП; в незаконном предложении дать объяснения по непредусмотренным законом основаниям; в незаконном непредставлении в течении 3-х дней с момента составления оспариваемых Заключения и приказа о проведении расследования, что является административным правонарушением, ответственность за которое предусмотрена ст.153 КоАП РК; в незаконном отказе в установленном ст.63 Закона РК «О конкуренции» праве на ознакомление со всеми материалами госконтроля, в том числе и Заключением от 08.08.2011г., что согласно пп.7 п.1 ст.12 Закона РК «О борьбе с коррупцией» является правонарушением, создающим условия для коррупции.

По одному из двух дел Специализированным межрайонным экономическим судом Акмолинской области на основе буквального понимания и применения законов было принято обоснованное решение о признании действий антимонопольного органа незаконными.

Однако,  в апелляционной инстанции областного суда это решение было отменено, а производство по делу прекращено.

Здесь необходимо подробно описать эту ситуацию.

Отменяя законное, на наш взгляд, решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции, вдруг оказался не нашим, не Казахстанским, судом, а судом той страны, где применяется прецедентное право. Отметим, что согласно ст.4 Конституции РК у нас в стране нормативное право, означающее, что действующим правом являются нормы Конституции, соответствующих ей законов, иных нормативных правовых актов, международных договорных обязательств Республики, а также нормативных постановлений Конституционного Совета и Верховного Суда РК.

Делая свои выводы об отмене решения экономического суда и прекращении производства по делу, областной суд слово в слово указал в своем постановлении выводы постановления Верховного Суда РК от 16.11.2011г. по делу по заявлению ТОО «Кар-Тел» («Билайн»): «Вышеназванные действия и акты инспекции, как подготовительные к составлению протокола об административном правонарушении, могут быть предметом оценки при рассмотрении дела в административном судопроизводстве». Заметим, не нормативного постановления Верховного Суда РК, а постановления по конкретному делу со своими отдельно взятыми особенностями.

Поэтому  субъекты предпринимательства обжаловали постановление апелляционной инстанции, указав суду кассационной коллегии, что такое право субъекта.

Право субъекта предпринимательства  представляет собой выражение и конкретизацию в правовых нормах принципа свободы предпринимательства. Это необходимо в целях защиты интересов предпринимателя при осуществлении им своей деятельности. Содержание субъективного права состоит из совокупности следующих правомочий: 1) право совершать собственные действия;  2) право требовать исполнения обязанностей и обязательств другими лицами в интересах предпринимателя; 3) возможность защиты предпринимателем своих интересов.

Как видно, установление в норме закона какого-либо права предпринимателя одновременно ограничивает  свободу других лиц. Этим самым норма закона прямо содержит или предполагает наличие требования к другим лицам воздерживаться от совершения действий, препятствующих реализации права предпринимателя, или, наоборот, возлагает на других лиц обязанность совершения действий, необходимых для реализации такого права.

Так, согласно нормам ст.3 Закона РК «Об административных процедурах» административные процедуры основываются на принципах  законности;  равенства всех перед законом и судом;   обязательности для всех граждан, организаций и должностных лиц предусмотренных административными процедурами действий и актов; взаимной ответственности и баланса интересов личности, общества и государства;  единства требований административных процедур для государственных органов всех уровней;  четкого разграничения компетенции и согласованного функционирования всех государственных органов и должностных лиц государства. Названные принципы следует понимать как обязанность государственных органов их выполнения, а для субъектов предпринимательства – их право требовать их выполнения.

Кроме того, п.6 ст.64 Закона РК «О конкуренции» предусмотрена обязанность должностных лиц антимонопольного органа при рассмотрении сведений о нарушениях принимать все меры к всестороннему, полному и объективному сбору доказательств и их исследованию.

Посудите сами, уважаемые читатели, среди которых есть правоведы, юристы различной квалификации, являются ли нарушением прав субъектов частного предпринимательства следующие действия (бездействия) государственного органа.

Как указано выше, антимонопольному органу запрещено требовать статистическую информацию, непредусмотренную законодательством о государственной статистике, а он её требует под угрозой административной ответственности, государственный орган обязан направить в 3-х дневный срок Заключение о результатах предварительного рассмотрения и приказ о проведении расследования объекту расследования, но не делает этого. Государственный орган в указанный срок обязан разместить информацию о расследовании на своем веб-сайте, но он не делает этого. Государственный орган обязан предоставить все материалы контроля для ознакомления объекта расследования, но отказывает ему в этом. В приказе о расследовании государственный орган обязан указать перечень вопросов и круг обстоятельств, подлежащих установлению в ходе расследования, но не выполняет эти требования и т.п.

А между тем статьей 12 Закона РК «О борьбе с коррупцией» четко даны понятия о том, что требование от физических или юридических лиц информации, предоставление которой этими лицами не предусмотрено законодательством, необоснованный отказ в информации физическим и юридическим лицам, предоставление которой предусмотрено законодательством, задержка ее, передача недостоверной или неполной информации,  неоднократное нарушение установленного законом порядка решения иных входящих в компетенцию государственного органа вопросов являются правонарушениями, создающими условия для коррупции. 

Таким образом, Заключением об итогах предварительного рассмотрения сведений от 08.08.2011г. и приказом №93-ОД от 08.08.2011г., невручение их и отказ в ознакомлении с материалами контроля объектам расследования нарушены права субъектов предпринимательства на всестороннее, полное и объективное рассмотрение сведений о нарушениях; на равенство всех перед законом; на невмешательство государственных органов в предпринимательскую деятельность по непредусмотренным законами основаниям; созданы препятствия к осуществлению права на защиту от необоснованных обвинений (поскольку отказано в ознакомлении с материалами проверки), нарушены принципы государственного регулирования, установленные ст.4 Закона РК «О частном предпринимательстве» о гарантиях свободы частного предпринимательства и обеспечении его защиты и поддержки, а также нарушены принципы, установленные пп.пп.3, 4, 6, 7, 15 п.1 ст.4 Закона РК «О государственном контроле и надзоре в РК» о презумпции добросовестности физического и юридического лица; гласности; профессионализме и компетентности должностных лиц государственных органов; объективности и беспристрастности.

Более того, сам Закон РК «О конкуренции», в частности п.5 ст.59 предполагает, что Заключение об итогах предварительного рассмотрения сведений о нарушениях может быть обжаловано заинтересованной стороной первому руководителю антимонопольного органа и в гражданском  процессуальном порядке. Однако, учитывая нормы ст.ст.3, 278 ГПК РК предварительное обжалование решения вышестоящему должностному лицу не требуется и в этой части норма п.5 ст.59 Закона РК «О конкуренции» противоречит нормам ГПК РК и ст.13 Конституции, на что все суды должны были отреагировать в соответствии с требованиями ст.78 Конституции и п.2 ст.6 ГПК РК.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции вынуждено (надо понимать), боясь, отмены своего постановления вышестоящей инстанцией (в случае оставления без изменения решения суда первой инстанции), отменив решение экономического суда, прекратил производство, поскольку как уже сказано суды стали применять прецедентное право (в деле имеются постановления Верховного Суда РК по конкретным аналогичным делам, где  указано, что Заключение об итогах предварительного рассмотрения сведений о нарушениях закона, приказ о проведении расследования по нарушениям закона, являются подготовительными к составлению протокола об административном правонарушении), нарушая ст.4 Основного Закона – Конституции РК.

Следуя логике судов, нарушения норм Конституции, законов и иных нормативных правовых актов, касающихся прав человека, гражданина и различного рода организаций, почему-то не нарушают их интересы и права.

Тогда, на что направлены нормы Конституции РК и соответствующих ей законов? Не на охрану ли интересов каждого, выраженные в соблюдении законов каждым, в том числе и государственными органами и их должностными лицами? 

Государственный орган (антимонопольный), осуществляя возложенные на него функции, в своей деятельности может превышать установленные законом полномочия, требуя от субъектов предпринимательства непредусмотренные законом о государственной статистике сведения, налагая дополнительные обязанности по даче объяснений, устанавливая сроки исполнения своих запросов, делая выводы, несоответствующие действительным обстоятельствам, не уведомляя своевременно о принятом решении, не публикуя на веб-сайте сведения о расследовании (императивные нормы), отказывая в ознакомлении с материалами проверки, ограничивая право на защиту, и всё это не является нарушением охраняемых законом интересов и прав субъектов предпринимательства?

Что же за такое понимание действующего права происходит в деятельности судов?

В своем постановлении суд апелляционной инстанции делает ссылку на пп.2 п.1 ст.67 Закона РК «О конкуренции», в соответствии с которым по результатам расследования нарушений антимонопольного законодательства Республики Казахстан должностное лицо антимонопольного органа готовит заключение, на основании которого антимонопольный орган принимает решение о возбуждении дела об административном правонарушении.

Указание суда апелляционной инстанции на  ст.67 названного Закона было неуместно, нарушения законности уже совершены государственным органом, на которые суды согласно ст.ст.5, 6, 253 ГПК РК обязаны были отреагировать, обеспечив судебную защиту, гарантированную ст.13 Конституции РК, выполнив задачи по укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений.

Суд первой инстанции правильно установил, что оспариваемый приказ не соответствует требованиям ст.5 Закона РК «Об административных процедурах» и ст.61 Закона РК «О конкуренции», а именно структура названного правового акта не обеспечивает исчерпывающее раскрытие предмета регулирования, а содержание не обеспечивает его единообразное понимание и применение; в приказе не изложено содержание намечаемых мер, перечень вопросов и круг обстоятельств, подлежащих установлению в ходе расследования.

Указание в нем (приказе) «… на предмет соответствия антимонопольному законодательству…» лишний раз подтверждает несоответствие приказа требованиям законов, так как Закон РК «О конкуренции» раскрывает признаки ряда нарушений конкуренции, в частности ст.10 (антиконкурентные соглашения), ст.11 (антиконкурентные согласованные действия), ст.13 (злоупотребление доминирующим или монопольным положением), ст.ст.16-28 (недобросовестная конкуренция), ст.33 (антиконкурентные действия государственных органов), или субъектам рынка (объектам расследования) вменяются все признаки нарушений антиконкурентного закона.  Поэтому п.2 ст.61 Закона «О конкуренции» четко требует указания в приказе перечня вопросов и круга обстоятельств, подлежащих установлению в ходе расследования.

Кроме того, в нарушение требований п.3 ст.61 названного Закона оспариваемый приказ был опубликован на интернет - ресурсах антимонопольного органа после обращения субъектов в суд только 26.08.2011г., тогда как этот срок определен в 3 дня с момента принятия приказа (приказ от 08.08.2011г.).

Правильную юридическую оценку суд первой  инстанции дал и незаконным действиям должностных лиц государственного органа, которыми превышены полномочия, установленные законами,

Однако, этим правильно установленным обстоятельствам суда первой инстанции, вышестоящие суды, заблуждаясь, дали совершенно иную противоположную правовую оценку.

Своими постановлениями суды апелляционной и кассационной инстанции, да и отдельные судьи Верховного Суда РК по сути узаконили коррупционные правонарушения государственного органа, действия и акты которого оспаривались.

И это не смотря на то, что статьями 42 и 50 Закона РК «О частном предпринимательстве», ст.30 Закона РК «О государственном контроле и надзоре в РК», ст.23 Закона РК «Об административных процедурах», ст.12 Закона РК «О борьбе с коррупцией» предусмотрена ответственность за нарушения названных законов, тем самым законодательно охраняются законные интересы и права физических и юридических лиц, подвергшихся нарушениям.

Статьей 29 Закона РК «О государственном контроле и надзоре в РК» предусмотрено право субъекта частного предпринимательства обжаловать любые нарушения его прав в судебном порядке.

В соответствии с нормами ст.ст.24, 26, 278, 279 ГПК РК, нормативными постановлениями Верховного Суда РК №20 от 24.12.2010г. и №18 от 26.11.2004г. именно в гражданском судопроизводстве должны разрешаться дела об оспаривании незаконных действий (бездействия) и индивидуальных правовых актов, для которых иной судебный порядок не предусмотрен. Ведь не может же быть оспорен правовой акт в административном судопроизводстве, если нет дела об административном правонарушении? Для этого и существует и действует Гражданский процессуальный кодекс.

Более того, ст.8 Закона РК «Об административных процедурах» прямо предусматривает приостановление действия индивидуального правового акта госоргана с момента подачи заявления в суд о его оспаривании.

Некоторые судьи Верховного Суда РК наверное не читают вышеназванных нормативных постановлений Верховного Суда РК.

На протяжении вот уже более 20 лет Независимый Казахстан посредством законодательного органа принимает все новые и новые законы, делая норму ст.1 Конституции о правовом государстве не просто декларативной, а действующей, подвигая любого, каждого соблюдать законодательство, защищать себя всеми законными способами.

В этой связи в 2011 году был принят один из законов, четко определяющих принципы государственного контроля и надзора, это Закон РК «О государственном контроле и надзоре в РК».

Согласно пп.пп.1,2,3,4,6,7,8,12 п.1 ст.4 названного Закона контроль и надзор основываются на принципах (обязанностях) законности;

равенства всех перед законом и судом;

презумпции добросовестности физического или  юридического лица;

гласности;

профессионализма и компетентности должностных лиц государственных органов;  

ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение должностными лицами органов контроля и надзора своих обязанностей и превышение ими своих полномочий;

приоритета предупреждения правонарушения перед наказанием;

повышения способности проверяемых субъектов и потребителей к самостоятельной защите своих законных прав;

Таким образом, голословные утверждения, что необходимо дождаться составления протокола об административном правонарушении, тогда как государственный орган уже нарушил права предпринимателя, по крайней мере, являются  правовым абсурдом.

Более того, действующее законодательство (ст.584 КоАП РК, п.25-15 нормативного постановления ВС РК №18 от 26.11.2004г.), не прецедентное право, предоставляют право каждому в порядке главы 27 ГПК РК обжаловать даже протокол об административном правонарушении.

Действующие законы, в частности, пп.3 п.1 ст.27, ст.29 Закона РК «О государственном контроле и надзоре в РК», ст.ст.8, 24, 278, 279 ГПК РК, ст.ст.9,10 ГК РК и наконец, ст.13 Конституции РК предусматривают право на судебную защиту.

Названные нормы предполагают обжалование в суде не только актов, налагающих ответственность, но даже акты о назначении проверки, о результатах проверки, которые, выражаясь языком судебных органов, также являются подготовительными документами к составлению протокола об административном правонарушении, а также и сам протокол об административном правонарушении в порядке гражданского судопроизводства.

А между тем, субъектами рынка, оспорившими действия и акты антимонопольного органа, предлагалось Генеральной прокуратуре РК и Верховному Суду РК обобщить все дела этой категории и обсудить практику судов на пленарном совещании, как по гражданским делам, так по административным.

Анализируя все перипетии  с расследованием антимонопольного органа и  принятием судебных решений, может следовать вывод, что судами ошибочно или в нарушение требований ст.1 Конституционного закона РК «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» и п.1 нормативного постановления Верховного Суда РК №1 от 14.05.1998г.  «О некоторых вопросах применения законодательства о судебной власти в Республике Казахстан» о том, что судебная власть в Республике является ветвью государственной власти, взаимодействующей с иными ветвями государственной власти Республики - законодательной и исполнительной с использованием системы сдержек и противовесов, принимаются политические решения (все – Правительство, министерства и ведомства были «озабочены» ростом цен на ГСМ, и законно или нет предпринимали меры, а тут суды возьми, да и перечеркни всю их «бурную деятельности», что же скажет общество),  не соблюдая и не применяя законы, подлежащие применению, что в свою очередь лишило субъектов предпринимательства судебной защиты. Все нормы Конституции РК и законов, направленные на защиту частного предпринимательства так и остаются только декларацией.

Если вспомнить публикации в СМИ за тот период, то мы увидим, что всё время утверждалось: «- не смотря на принимаемые Правительством меры и установленные предельные цены, некоторые субъекты рынка повышали розничные цены». И что характерно, простые люди воспринимали рекомендованные «Рабочей группой» розничные цены как законные – Правительственные и возмущались «беспределом» АЗСников. То есть была проделана определенная идеологическая работа по «запудриванию мозгов».  Но как уже отмечено выше, на тот момент никаких законодательных преград на самостоятельное установление самими субъектами частного предпринимательства обоснованной цены не было.

Так или иначе, после всех судебных разбирательств, в которых, кстати сказать, не указано - были или нет нарушения законности со стороны антимонопольного органа, так как дела прекращены якобы из-за неподсудности судам таких дел, 24.07.2012г. антимонопольный орган своим определением возобновил расследование, начатое согласно приказа №93-ОД 08.08.2011г.

Изначально расследование назначалось в отношении 9 субъектов рынка ТОО «ТЭК «Есиль», ТОО «Кокшетау Мунай Компани», ТОО «НПО «ЮНА», ТОО «Сокол», ТОО «Каскенов и Компания», ТОО «Жардем Ойл», ТОО «АЗС «ЮНА», ИП Свидерского В.Н., ИП Старковой Л.К. и поручалось заместителю начальника ГУ «Межрегиональная инспекция Агентства РК по защите конкуренции по Акмолинской, Карагандинской областям и г.Астане» Кожабаевой А., главным специалистам Жолдангар Е. и Бегалиной У.К.

При этом согласно требованиям ст.ст.42, 61 Закона РК «О конкуренции» и требований законодательства о защите частного предпринимательства, должностные лица антимонопольного органа, в частности Инспекции, имеют право проводить расследование только при предъявлении решения (приказа) руководителя антимонопольного органа о проведении расследования соблюдения антимонопольного законодательства или об изменении состава лиц, участвующих в расследовании с их обязательной регистрацией  в органах правовой статистики. То есть расследование может проводиться только тем должностным лицом (лицами), которое указано в акте о назначении расследования. При этом состав должностных лиц, проводящих расследование, может изменяться по решению органа контроля, о чем уведомляются объект расследования и орган по правовой статистике и специальным учетам до начала участия в расследовании лиц, не указанных в акте о назначении проверки, с указанием причины замены.

Но как оказалось, не сообщая никому из объектов расследования о замене состава должностных лиц, которым поручено расследование, антимонопольный орган якобы приступил к расследованию. Почему якобы, да потому, что кроме одного единственного запроса относительно дохода, полученного объектами расследования государственный орган ничего из требований Закона РК «О конкуренции» не предпринял. Даже объяснения по существу расследования госорган стал запрашивать только после указания об этом одного из объектов расследования.

Так вот, состав лиц, проводивших расследование, существенно изменился, как изменился и состав объектов расследования.

Например, А. Кожабаева переведена в другой государственный орган и не работает в антимонопольном органе, Е. Жолдангар ныне занимает должность заместителя начальника Антимонопольной инспекции по Акмолинской области, к тому же состав был дополнен еще несколькими должностными лицами из других областей.

Что касается состава объектов расследования, то внезапно в расследование попали сразу два субъекта ТОО «Гелиос» и ТОО «Эталон - Авторесурс», которые в июле 2011 года проходили по предварительному рассмотрению сведений о нарушениях антимонопольного законодательства в Акмолинской  области, но материалы в отношении которых якобы направили в г.Алматы и г.Петропавловск, в приказ №93-ОД от 08.08.2011г. указанные субъекты не входили, и в отношении них приказы о проведении расследований, если они были в 2011 году по фактам в Акмолинской области, не приостанавливались, а стало быть расследование в отношении этих субъектов должно было быть закончено ещё в 2011 году. Возможно, здесь может усматриваться должностное преступление, выраженное в служебном подлоге, в любом случае эти факты необходимо проверять финансовой полиции.

Как стало известно, ТОО «Эталон - Авторесурс» каким-то чудесным образом удалось доказать, что оно не нарушало антимонопольное законодательство, хотя в июне-июле 2011 года одинаково с другими субъектами поднимало розничные цены на нефтепродукты. Здесь тоже большие вопросы, если одному субъекту можно поднимать цены, то почему в аналогичных действиях других субъектов рынка антимонопольный орган устанавливает нарушения?

На данный момент действует придуманная кем-то из государственных органов, с участием основных ресурсодержателей очень «интересная» схема, которая уже сейчас приводит к дефициту нефтепродуктов и убыточности деятельности АЗС.

Не смотря на государственное регулирование розничной цены, через местные органы исполнительной власти субъекты рынка могут приобретать нефтепродукты по так называемым заявкам по сниженным оптовым ценам. Но, увы, во-первых, заявочное количество нефтепродуктов не поставляется, потому как на заявочный объем ресурсодержатели  (оптовики) попросту договоры не заключают, а во-вторых, отдельным субъектам рынка местные власти и вовсе отказывают, допуская коррупционные правонарушения.

Так например ИП Свидерский В.Н. ни на одну свою заявку в ГУ «Отдел предпринимательства г.Кокшетау» за 9 месяцев текущего года ответа не получил и естественно в списки на приобретение ГСМ по сниженным ценам не включен.

Между тем, оптовая цена на дизтопливо уже сейчас составляет более 92 тенге (законодательно установленная розничная цена – 90 тенге).

Поэтому этот субъект рынка вынужден отпускать дизтопливо по талонам потребителям, перед которыми у него обязательства, за счет имеющихся остатков. Об этом индивидуальный предприниматель официально сообщил начальнику Антимонопольной инспекции М. Утанову, приложив соответствующие документы.

Такая же ситуация и по другим субъектам рынка.

Все эти проблемы розничных реализаторов ГСМ с оборотом нефтепродуктов, ценообразованием на него должна исследоваться компетентными государственными органами, исходя из постулата «Ищи кому выгодно».

На официальном веб-сайте Агентства РК по статистике (http://www.stat.kz/publishing/Pages/analitika_2011.aspx) опубликован  ОТЧЕТ

по аналитической работе на тему «Цены на стратегическую продукцию внешнеторгового оборота, их соотношение с мировыми и оценка влияния на макроэкономическую ситуацию» (Руководитель проекта      Кусаинова М.К.), в котором указано: «В числе основных факторов, влияющих на цены на внутреннем рынке на нефть и нефтепродукты, отметим такие, как:

-     колебание мировых цен на нефть и нефтепродукты, создающих нестабильную, трудно прогнозируемую ценовую ситуацию на сырье, которая негативно сказывается в целом на производстве нефтепродуктов, являясь основным составляющим себестоимости. Также отметим, что ценовой рост на нефть сырую сопутствует кризисным явлениям в экономике, приводя к росту инфляции, которая приводит к росту тарифов по всем услугам (коммунальным, транспортным и т.д.), что в свою очередь сказывается на производственной себестоимости;

-     рост внутреннего потребления нефти и нефтепродуктов. Цена на нефть и нефтепродукты, как и цена на любой другой товар, регулируется в полном соответствии с законом спроса и предложения. Именно рост потребления при ограниченности ресурсов, в том числе недостаточной мощности отечественных НПЗ по переработке отечественной нефти, приводит к превышению спроса над предложением, в результате чего цена растет. При этом также отметим, что добыча нефти, в том числе и разработка новых уже определенных месторождений, требует больших инвестиционных вложений, которые затем перекладываются в виде инвестиционных ожиданий на цену нефти;

-     невысокая конкуренция на данном рынке и высокая аффилированность рынка производства и реализации нефтепродуктов. Так, рынок нефтепродуктов в республике по-прежнему остается монополизированным такими компаниями как «ПетроКазахстан», «КазМунайГаз» и «Гелиос», которые контролируют более 70% внутреннего рынка. Тем самым, АО «НК «КазМунайГаз» косвенно контролирует все три НПЗ и ряд нефтедобывающих компаний».

Нельзя не затронуть тему установления порядка ценообразования на отдельные виды нефтепродуктов. Здесь можно сказать, что АРЕМ (разработчик методики) изобретало «велосипед» в течение более шести месяцев с момента принятия Закона РК «О государственном регулировании производства и оборота отдельных видов нефтепродуктов», придумав сложнейшую процедуру расчета розничной цены на нефтепродукты, поставив её в зависимость от цены на нефть, упустив промежуточный и основной момент розничного ценообразования – оптовую цену.

Тогда как всего на всего нужно было нормативно определить «потолок» накручивания процента на себестоимость покупки продукта оптовиками и розничными реализаторами.

Этот процент рентабельности (прибыльности) можно было бы научно рассчитать, но не менее 15 %, начиная с добычи нефти, ее переработки, оптовой продажи и до конечного потребителя.

Но нет, тогда основные ресурсодержатели и лоббирующие их и аффилиированные с ними госчиновники лишатся сверхприбыли (по некоторым данным в этой сфере (нефтяной) рентабельность доходит до 140%), и их не волнуют интересы простого потребителя (гражданина).

Думается, что всё же есть патриоты нашего Государства во властных структурах, которым не безразлично всё происходящее в сфере регулирования производства и оборота нефтепродуктов, не безразличны нарушения законности, допускаемые государственными органами и их должностными лицами, есть патриоты страны, для которых борьба с коррупцией не просто декларация, а действенные меры по выявлению, пресечению и привлечению к установленной законом ответственности виновных в коррупционных нарушениях должностных лиц. Возможно эта статья кого-то из них подвигнет к принятию законных мер.

Признаем, что настоящая статья получилась несколько сумбурной, но это от того, что и тема весьма запутанная.

 

 

 


Social MEdia

228,480

Fans

21,563

Followers

20,563

Followers

8,125

Subscribers

2,253

Subscribers

10,563

Followers